За что Назарбаев убил Алтынбека Сарсенбаева ?

Соболезнование близким и родным было написано мной сразу после убийства оппозиционного политика А. Сарсенбаева. Опубликовано в газете «Караван» от 17.02.2006 год.

«Мы перестали быть друзьями, но и не стали врагами. Последние годы Алтынбек Сарсенбаев был нашим достойным оппонентом. И, как и в каждом споре, каждый остался с осознанием собственной правоты. Такова жизнь, такова судьба. А теперь Алтынбека не стало. И больше не удастся ни поспорить, ни — может быть, помириться …

Ничего сейчас нет важнее, кроме как найти и покарать тех, кто это совершил..»

Начало

25 января 2006 год.

Комитет национальной безопасности неожиданно резко прекращает незаконную оперативно–розыскную деятельность (все виды телефонной связи и Интернета, а также негласного наружного наблюдения) за лидером оппозиционного движения, бывшим Послом Казахстана в России Алтынбеком Сарсенбаевым. Прежде по личному указанию президента Назарбаева опальный политик непрерывно находился под колпаком «у Мюллера» — десятого департамента (политический сыск), и специальной информационной службы (техническая разведка) КНБ.

Девять дней одного года. Только факты. 5 февраля 2006 год.

Рустам Ибрагимов, подполковник, бывший заместитель начальника отдела криминальной полиции Департамента внутренних дел г. Алма — Аты встречается с руководителем аппарата Сената Парламета Казахстана Ержаном Утембаевым в городе Алма — Ате.

10 февраля

Ибрагимов звонит на мобильный телефон своему другу детства, сотруднику службы наружного наблюдения полиции Алма — Аты, майору Газиеву. Цель звонка: просит друга последить за перемещениями автомашины и Алтынбека Сарсенбаева. Газиев соглашается выполнить просьбу за вознаграждение.

11 февраля, ранний вечер

Группа боевых офицеров антитеррористического спецподразделения «Арыстан — Лев» КНБ получают в дежурной части полный комплект боевого оружия и спецсредств. В ожидании специального задания они остаются на территории базы.

Газиев в процессе тайного наружного наблюдения узнает, что Сарсенбаев на автомобиле «Тойота Камри» направляется к себе на загородную виллу в сторону высокогорного катка «Медео». С этим сообщением Газиев звонит Рустаму Ибрагимову.

(Позднее Газиев заявит на суде, что не представлял, часть какого дьявольского плана он исполняет. Узнав из газет об убийстве, он переживет нервный шок и совершит попытку суицида, приняв большую дозу героина.)

Получив информацию о пути следования джипа «Тойота», Ибрагимов отдает распоряжение по мобильному телефону командиру бойцов спецподразделения «Арыс–тан» КНБ выехать на исполнение задания.

Бригада из пяти бойцов «Арыстана», одетых в военную форму, вооруженных табельным оружием (пистолетами Стечкина и автоматами Калашникова), выезжает на служебной машине с закрытой территории спецподразделения КНБ. Джип направляется вверх по проспекту Достык, в сторону горной зоны, где стоит особняк Алтынбека Сарсенбаева. Бойцы устраивают патруль–засаду по дороге в сторону известного высокогорного катка «Медео». Когда автомашина «Тойота» приближается к засаде, Ибрагимов дает бойцам сигнал к захвату. Сотрудники КНБ под предлогом проверки документов останавливают автомашину с Сарсенбаевым и молниеносно проводят захват и арест.

Пленников — самого Алтынбека Сарсенбаева, его 46-летнего водителя Василия Журавлева и 27-летнего частного телохранителя Бауыржана Байбосын — похитители рассаживают в разные машины и вывозят в район Малая станица. Там всех пересаживают на другую машину, джип Виталия Мирошникова — бывшего сотрудника КНБ, главного помощника Ибрагимова в организации заказного убийства. Из района Малой станицы похищенных везут к дому Булата Назарбаева, брата президента республики.

В этом доме Сарсенбаева ждет Нуртай Абыкаев, спикер сената парламента, ближайшее доверенное лицо президента, и генерал Амангельды Шабдарбаев начальник президентской охраны. Происходит встреча, на которой Абыкаев и Шабдарбаев передают пленнику ультиматум от имени Нурсултана Назарбаева. Либо он переходит на его сторону, как это сделал другой оппозиционный лидер Туякбай, под полный контроль и согласовываете президентом всю деятельность руководимой им партии, либо просто будет «казнен» за возможность участия в будущих президентских выборах и разглашение государственных тайн.

Алтынбек Сарсенбаев отказывается от выдвинутых ему требований и предупреждает, что расскажет в СМИ о криминальных методах работы казахских властей и об участии спецподразделения «Арыстан» КНБ в преследовании оппозиции. После встречи Абыкаев и Шабдарбаев сообщают президенту Назарбаеву об отказе Сарсенбаева играть по его правилам. Затем они отдают Ибрагимову приказ на ликвидацию.

Алтынбек Сарсенбаев, Василий Журавлев и Бауыржан Байбосын были казнены предположительно между 21 и 22 часами, в неустановленном месте. Тела убитых брошены на 3‑м километре дороги между поселком Коктобе и поселком 12‑я бригада Талгарского района Алматин–ской области.

13 февраля

Тела Сарсенбаева, Журавлева и Байбосына случайно обнаруживает в предгорьях Талгарского района Алматинской области пастух Михаил Логвиненко. Потом он расскажет корреспонденту «Каравана»: «В 10 часов утра я погнал коров на верхнее пастбище. Прошагав от поворота около 40 метров, я наткнулся на три мертвых тела. Они лежали на обочине дороги. Вокруг никого не было. Я отогнал животных и сообщил в полицию … Мертвых людей я не рассматривал, потому что было страшно. Помню только, что у самого молодого возле уха виднелась засохшая струйка крови».

16 февраля

Полиция задерживает подозреваемых в исполнении убийства. Это пять сотрудников «Арыстана» во главе с майором по кличке Тайсон. После на допросах спецназовцы назовут организатора похищения, Рустама Ибрагимова.

21 февраля

Арестован Ержан Утембаев, руководитель аппарата сената Парламента.

По горячим следам.

Имена убийц и их покровителей должны были остаться в тайне навеки. Организаторы были уверены, что все под контролем. Все прежние убийства режима остались безнаказанными. Тем более спокойны были заказчики, когда планировали эту ритуальную казнь.

Тела могли спрятать, но в этом не было смысла. Вся операция была задумана именно как акция устрашения, и должна была произвести максимальный эффект. Это был сигнал каждому независимому политику: либо вы подчиняетесь, либо вас тоже может ждать выстрел в затылок.

Однако заказчиков подвела самоуверенность. Они не учли сразу несколько факторов, которые в итоге сработали против них.

Во–первых, они переоценили умственный уровень исполнителей, которые забрали у убитых сотовые телефоны, чтобы подарить их своим подругам. Терминаторы не знали элементарного: что звонок можно отследить не только по Сим–карте, но и по IMEA-коду самого телефона (например, если набрать #06#, на вашем мобильном телефоне появится свой идентификационный код).

Второе упущение — они не приняли во внимание, что еще работают полицейские, которые занимаются настоящими криминальными расследованиями и поиском преступников.

В-третьих, они недооценили угрозу, которую представляла свободная пресса, еще не взятая окончательно под контроль президентской Ак — Орды.

Вот как сработала эта цепочка. Далекие от политики полицейские — низовые сотрудники МВД, которым было поручено расследование, передали сотрудникам технической разведки (СИС) КНБ серийные номера пропавших мобильных телефонов и попросили сделать биллинговую распечатку звонков с этих моделей. Это стандартная процедура, которая в таких случаях запускается автоматически, без привлечения руководства ведомств.

Сотрудники СИС обнаруживают, что с одного мобильного телефона по–прежнему кто–то звонит — очевидно, уже новый хозяин с другой СИМ-картой. Дальше остается вопрос оперативной техники: по мобильным сотам–антеннамдопографическим картам города Алма — Аты полицейские задерживают нового владельца телефона. Им оказалась любовница одного офицера КНБ, которая называет имя своего возлюбленного — участника убийства. А он называет других участников захвата. Все они являются сотрудниками антитеррористического спецподразделения «Арыстан» КНБ. Как только стало ясно что информация о сотрудниках КНБ стала достоянием СМИ, сразу же руководитель администрации президента Джаксыбеков дал указание генеральному прокурору Тусупбекову и министру МВД Мухамеджанову вылететь в Алма — Ату. Затем пригласить председателя КНБ Дутбаева и прямо на базе спецподразделения «Арыстан» арестовать сотрудников КНБ, тем самым локализовав утечку информации и, возможно, спустить на тормозах ход уголовного расследования полицией.

Все усилия оперативных служб КНБ по негласному распоряжению председателя комитета генерала Дутбаева в это время были брошены на дискредитацию автора этой книги. Это была вторая часть плана — пустить полицию по ложному пути. Председатель КНБ был настолько увлечен этой фабрикацией, что не мог представить, что в стенах его же ведомства произойдет такая фатальная утечка в городскую полицию Алма — Аты.

Известие о ней приводит Дутбаева в ярость. Он вызывает к себе директора СИС, генерала Мажренова, и избивает его прямо в своем кабинете. (Двумя с половиной годами позже Жомарт Мажренов погибнет в следственном изоляторе КНБ 8 июля 2008 года в Астане).

На этом этапе все еще возможно остановить — если бы не независимая пресса. Известие об арестах и история с телефонами становятся известны журналистам. Редакция моей газеты «Караван», телеканал КТК и информационное агентство «Kazakhstan Today» проводят свои журналистские расследования и публикуют все подробности. Джин выпущен из бутылки: причастность КНБ к убийству известна уже всей стране.

Заказчикам приходится по ходу сочинять запасную версию: в преступлении будет обвинен связной — помощник Абыкаева, руководитель аппарата Сената Ержан Утембаев. Арестованный Утембаев в застенках следственного изолятора КНБ напишет покаянное письмо президенту и по закону мафии «Омерты» возьмет всю вину на себя. Уже 1 марта 2006 года Назарбаев зачитает это письмо в парламенте и, не дожидаясь судебного решения подконтрольного ему суда, заранее назначит Утембаева заказчиком убийства.

Схема, которую наспех сочиняют находящиеся на грани паники Дутбаев и Абыкаев, не менее абсурдна и оскорбительна, чем использованная прежде версия самоубийства Заманбека Нуркадилова. Следствие заставят установить, что Утембаев обиделся на давнюю ремарку Алтынбека Сарсенбаева в газетном интервью (где речь про абыкаевского помощника даже не шла), и решил отомстить. Для этого он взял кредит 80 тысяч долларов в банке «Центркредит» и организовал бригаду из бойцов «Арыстана», чтобы расстрелять не только обидчика, но и его шофера и телохранителя.

Как работает «Альфа — Арыстан(Лев)»

/// Тела лидера оппозиции Алтынбека Сарсенбаева, водителя Василия Журавлева и охранника Бауржана Байбосын в горах Алма — Аты. Жертвы были убиты офицерами спецподразделения «Арыстан — Лев» Комитета национальной безопасности Казахстана. Фото из архива владельца газеты «Караван» Рахата Алиева. (Газета закрыта по решению прокуратуры). Утро 13 февраля 2006 г. ///

В тот самый момент, когда мне стало известно, что убийство Алтынбека Сарсенбаева и его помощников совершили бойцы–офицеры спецподразделения «Ары–стан» КНБ, я понял, кто был истинным заказчиком этого гнусного преступления. Потому что я знал об этом подразделении нечто такое, что не было известно практически никому за пределами узкого круга лиц в КНБ, допущенных к этой информации.

«Арыстан» был (и остается до нынешнего времени — несмотря на призывы со стороны общественности и оппозиции, это подразделение президент не стал распускать) осколком грозного и легендарного спецназа КГБ СССР «Альфа». Впервые об этом подразделении широкой публике стало известно после августовского путча 1991 года. Тогда бойцы «Альфы» отказались выполнить приказ ГКЧП о штурме российского парламента в Москве, в котором укрылись сторонники Бориса Ельцина.

В октябре 1993 года бойцы «Альфы» отказались выполнять приказы уже самого российского президента Бориса Ельцина. Они не стали штумовать Белый дом, а вошли в него под белым флагом и без единого выстрела вывели лидеров мятежного парламента — Руцкого, Хасбулатова, Зорькина.

Для «Альфы» та операция даром не прошла. Борис Ельцин разглядел в ней самостоятельную и весьма опасную силу и, вместо благодарности за помощь в сравнительно бескровном подавлении путчистов, расформировал подразделение, передав его в ведение Министерства внутренних дел.

В Казахстане за этими событиями наблюдали с особым интересом. Тут была своя «Альфа», уже переименованная по — казахски в «Арыстан — Лев», лишившаяся значительной доли штатного состава после того, как основная часть бойцов уехала в Краснодарский край, где расположена одна из главных баз спецназа «Альфа» ФСБ России.

В суете первых лет независимости, впрочем, о ней на некоторое время позабыли. Но потом на свет всплыли некоторые обстоятельства, которые заставили руководство Казахстана заняться делами «Арыстана» со всей серьезностью.

Дело в том, что оставшиеся без должного контроля бойцы элитного спецподразделения начали заниматься частными приработками, оказывая широкому кругу нанимателей услуги, равных в которых им, естественно, не было. На дворе была эпоха первоначального накопления капитала со всеми сопутствующими обстоятельствами, так что спрос на специфические услуги явно превышал предложение.

Выяснилось это случайно. В поле зрения следователей комитета нацбезопасности попал тогдашний заезжий магнат Биренбаум. Его заподозрили в каких–то махинациях с экспортом природных ресурсов. Тут–то и выяснилось, что бизнесмена охраняли люди из «Арыстана» — они сопровождали его в полной боевой экипировке, воруженные до зубов, на машинах, приписанных к гаражу КНБ.

Это было очень неприятное открытие. Президент и его помощники вдруг осознали, что суперменов из этого элитного отряда, головорезов из головорезов, прошедших через боевые действия (недостатка в них во времена, последовавшие за распадом Союза, к сожалению, не было, так что у бойцов «Арыстана» накопился солидный боевой опыт) — словом, весьма опасных людей запросто можно нанять на дело и посерьезнее. Например, взятие президентского дворца с его хозяевами.

Нурсултан Назарбаев приказал установить жесточайший контроль над подразделением комитетовского спецназа.

Занимался этим делом тогдашний руководитель администрации президента, человек, заслуживший прозвище Серого кардинала, один из ближайших соратников Назарбаева — Нуртай Абыкаев. Для наведения порядка в рядах «Арыстана» Абыкаев пригласил к себе советником генерала из ветеранов «Альфы» А. Алексеева, который после событий 93 года отказался изменить присяге и перейти под контроль российского МВД. А во главе казахского Арыстана руководитель администрации назначил полковника КГБ Б. Коржумбаева. Именно тогда Назарбаев дал полномочия назначать руководителя спецназа прямо из его администрации.

Тогда был разработан механизм функционирования и контроля, который не изменился и по сегодняшний день. Об этом механизме мало кому известно. Но те, кто о нем знает, ни на секунду не поверили официальной версии убийства оппозиционного политика. У бойцов «Арыстана» не было даже теоретической возможности оказаться за пределами базы со штатным оружием, системами связи и на транспорте из секретного гаража подразделения без прохождения нескольких этапов контроля и без приказа. В начале девяностых, на заре независимости, офицеры спецназа (а в «Арыстане» служат только офицеры, рядовых и сержантов тут нет) могли бы без особых проблем прихватить с собой автоматы и радиостанции. Но в 2006 году это было уже невозможно. Назарбаев хорошо представлял, на что способны бойцы этого отряда, и держал их в ежовых рукавицах.

Мало кому известно о том, кому именно подчиняется «Арыстан». А подчиняется он, между тем, только главе государства, напрямую, хотя и состоит на балансе у Комитета Национальной Безопасности и финансирование его идет по линии комитета. Согласно внутренним приказам, утвержденным лично президентом Назабае–вым, указание на использование сил и средств этого элитного отряда дается лично председателем КНБ. Ни один из его замов, равно как и начальники областных управлений нацбезопасности, не имеют права отдавать приказания командиру и бойцам «Арыстана».

Также по секретному приказу Назарбаева «Арыстан» подчиняется и начальнику Службы охраны президента. Специальный отряд бойцов подразделения принимает участие практически во всех мероприятиях, в которых участвует наш мнительный, особенно в последние годы, пожизненный руководитель. Только люди из «Арыстана» проверяют, не заминирована ли дорога, по которой проедет президент, и трибуна, с которой он будет выступать. Арыстановские снайперы будут контролировать ситуацию с крыш близлежащих к месту публичного появления президента домов.

Здесь служат люди, прошедшие через ад гражданской войны в Таджикистане, охранявшие самую опасную границу СНГ — таджикско–афганскую, многочисленные учебно–тренировочные сборы в России, США и Израиле, словом, люди, с которыми меньше всего хотелось бы повстречаться лицом к лицу.

В подразделении действует жесточайшее правило Воинского Устава: приказы не обсуждаются, они исполняются.

Такие порядки действуют на обеих специальных автономных базах спецназа «Арыстан» в городах Алма — Ате и Астане и в летних учебных лагерях. В течение двух часов любая из боевых групп «Арыстан» должна добраться до любой точки в Казахстане, использую летную технику, как Министерства обороны, так и гражданскую авиацию. Нетрудно представить, какая в подразделении дисциплина.

Эти подробности я узнал в двухтысячном году, в период, когда мой тесть направил меня реформировать казахские спецслужбы. Он дал мне тогда много полномочий, а вынес только один запрет: даже не приближаться к «Арыстану».

11 февраля 2006‑го года приказ выехать на боевое задание мог отдать только председатель комитета национальной безопасности Казахстана Дутбаев и начальник президентской охранки Шабдарбаев по согласованию с президентом Казахстана Назарбаевым.

Странности следствия.

Расследование преступления и последующий судебный процесс проходили под прямым руководством шефа президентской администрации Джаксыбекова, который дважды звонил мне с указанием прекратить давать информацию по расследованию убийства в моём медиахолдинге. На что я посоветовал ему, если он хочет спасти имидж власти, то необходимо пригласить независимых экспертов, например из Федерального бюро расследований США. Что и было сделано, но другой вопрос, что их материалы не были приобщили к делу. Показания обвиняемых и свидетелей подвергались постоянной корректировке. Главная забота у дирижеров следствия была не в том, чтобы выяснить в подробностях все детали трагедии — вместо этого все усилия были направлены на то, чтобы вытравить из материалов дела все данные, указывающие на причастность к нему Абыкаева, Шабдарбаева и Дутбаева.

Подследственные подвергались постоянному физическому и психологическому воздействию. Против самых непослушных применялись пытки. В результате из протоколов допроса Ибрагимова и Утембаева уже на заключительных этапах расследования исключаются показания, прямо указывающие на осведомленность о планируемом преступлении самого Нурсултана Назарбаева. В частности тот факт, что Утембаев давал гарантии безопасности Ибрагимову, ссылаясь напрямую на президента страны, который, по его словам, знал о предстоящем порученном деле, будучи на отдыхе в Австрии.

Вот лишь некоторые факты, указывающие на управляемость следствия и вывода из под удара главных заказчиков.

• Хотя на месте трагедии побывало практически все руководство правоохранительных органов страны, спецслужб города и области, в протоколе не указана такая важнейшая деталь — была ли одежда на убитых мокрой или сухой. Возможно, виной тому простая халатность. Но может быть, это было сделано сознательно, чтобы настоять на версии следствия, что жертвы были расстреляны на том же месте, где были впоследствии найдены.

• Почему–то расследование всячески уклонялось от ответа на вопрос, почему тела не были запорошены снегом, хотя с 11 по 12 февраля шел снег. При осмотре места преступления следователи обнаружили бурые пятна, похожие на кровь, однако по необъяснимым причинам почва не была взята для анализа. Таким образом была упущена возможность определить по площади и глубине пропитки объем пролитой крови и ответить на вопрос, кровь ли это на самом деле. Эти три упущения не позволили установить с точностью — произошла ли казнь в горах, либо тела привезли из другого места.

• В пользу версии, что трагедия свершилась в другом, неустановленном месте, говорит та деталь, что на всех убитых задраны куртки — что можно объяснить тем, тела переносили. Следствие не пытается установить ни возможное место расстрела, ни кто и на какой машине перевозил тела.

• В ходе судебно–медицинской экспертизы патологоанатомы не производят стандартных действий, которые позволили бы точно определить время смерти.

• На лице Сарсенбаева обнаружен синяк, что говорит о возможных избиениях. Следствие никак не объясняет этот факт.

• К материалам уголовного дела не приложен журнал выдачи оружия и спецсредств службы «Арыстан» за 11 февраля — очевидно, чтобы скрыть, выдавалось ли оружие сотрудникам официально, либо в обход установленных правил.

• Мобильные сотовые телефоны Журавлева и Байбосына были найдены и изъяты. По словам близких, у Алтынбека Сарсенбаева при себе было три сотовых телефона. Следствие по непонятным причинам не занималось их поиском.

• Как смогли узнать журналисты, жертвы были расстреляны пулями разного размера и цвета, хоть и одинакового калибра. При этом не проведена экспертиза — могли ли все эти пули быть заряжены в один пистолет, который следствие считает орудием убийства. Сам пистолет не был найден.

• В своих показаниях Ибрагимов указывал на участие в преступном сговоре некоего Кикшаева — гражданина России, бывшего сотрудника администрации президента Республики Казахстан. Почему–то следствие решило не проверять причастность этого человека к убийствам.

И наконец, самые важные показания ключевого обвиняемого, которые следствие и суд оставили без рассмотрения. Ибрагимов написал в своем заявлении: «15 февраля в Астане Утембаев Е. назвал мне фамилии людей, с которыми 11 февраля должен был встретиться Сарсенбаев А., и сказал, что нам нечего опасаться. После очной ставки Утембаев попросил меня не указывать фамилии названных мне людей, сказав, что у них все под контролем и они нам помогут через два–три месяца. После письма Утембаева я понял, что меня хотят сделать козлом отпущения в политических интригах. Не вижу смысла скрывать фамилии покровителей Утембаева, так как моей жизни угрожает реальная опасность в случае моего молчания. Поэтому называю этих людей — это председатель сената Абыкаев и бывший председатель КНБ PK Дутбаев».

Суд посчитал это завляение несущественным …

На допросах и в суде Ибрагимов категорически отрицал участие в убийстве, признавая лишь организацию похищения. Однако обвинение было в итоге построено на письме Утембаева, зачитанного президентом Назарбаевым в парламенте. В этом письме Утембаев и назвал Ибрагимова человеком, расстрелявшим похищенных. Для суда этого оказалось достаточным.

Недостающее звено.

Во всей описанной картине не хватает главного фрагмента, без которого невозможно объяснить произошедшего. Понятно, что Ержан Утембаев служил лишь гонцом–посредником, исполнявшим поручения. Понятно, что Нуртай Абыкаев и Нартай Дутбаев спасли свои шкуры, списав все на беззащитного и бесправного Утембаева, запрятанного в застенки, из которых нет выхода.

Но все это не объсняет, почему был убит Алтынбек Сарсенбаев. И почему убийство было проведено как показательная казнь — с выстрелами в затылок и подчеркнутым нежеланием киллеров замести следы и спрятать тела.

Случайно я был свидетелем сцены, которая и является тем самым недостающим звеном.

Дело происходило в австрийском городке Клагенфурте в начале февраля 2006‑го года. За месяц до этого президент победил на выборах с сокрушительным 91 процентом голосов. Чтобы обеспечить эту цифру, потребовалось много административной работы, и теперь тесть отдыхал от трудов неправедных в отеле–центре современной медицины «Viva» на берегу живописного озера Woerther see.

Австрия традиционно считалась «моей территорией», поэтому я отвечал за организацию этого визита и должен был следить, чтобы верховное лицо было всем довольно. Вообще, за право устроить отдых для президента среди окружения президента и его партнеров по бизнесу постоянно ведутся целые битвы. Потому что это, во–первых, знак высочайшего благорасположения, во–вторых возможность застать Крестного Тестя в добром настроении и выторговать себе какой–нибудь кусок пожирнее или решить какой то кадровый вопрос.

Я же тогда имел привилегию родственного общения, поэтому в схватках не участвовал. Тем более, что такой визит — это всегда очень утомительное предприятие для «принимающей стороны», и тем более для посольских работников. Особенно грустен для посольства был выбор именно санатория Viva, поскольку там человек проходит курс лечебного голодания и оздоровления.

Любитель бешбармака и обильных застолий, посаженный не просто на вегетарианскую, а на веганскую диету — не самый приятный собеседник. Особенно тяжело приходится на третий день стресса от голодовки, когда организм начинает очищаться, и человек становится особенно раздражительным. Одно дело гость, который ест шашлыки и запивает их красным вином, и совсем другое — голодный и рычащий на всех вокруг президент. Наученная охрана не попадалась на глаза голодающему.

Признаться, мне как организатору лечения пришлось держать удар президента, хотя временами приходилось снимать напряжение в фитнес–центре. Однако на пятый день жестокой диеты очищенный организм начинает ощущать легкость бытия, и к человеку вовращаются его коммуникационные способности.

9 февраля 2006 года Назарбаев внезапно вызвал к себе спикера Абыкаева. Тот вместе со своим ставленником Ержаном Утембаевым представлял Казахстан на межрелигиозном форуме в Вашингтоне. Оттуда пара должна была возвращаться через Амстердам напрямую в Алма — Ату. Но президент почему–то срочно затребовал спикера сената к себе.

В вип–зале венского аэропорта «Швехат» неожиданного гостя встречал мой друг — наш посол в Австрии Дулат Куанышев. А из Вены в Клагенфурт, который находится почти на границе с Италией, спикера вез дипломат, он же разведчик КНБ майор Даурен Масенов.

Ужинали все вместе, какими–то овощами. Затем отправились на прогулку вокруг озера, но здесь президент дал сигнал, чтобы его не беспокоили: он отправился вперед вдвоем с Абыкаевым. Мы вместе с охранниками шли на почтительном удалении. Австрийская же охрана продолжала идти, благо они не понимали языка. Слышать ничего не могли, но было видно, что между собеседниками впереди идет очень серьезный разговор. Оба держались необычно близко друг к другу — похоже, говорили шепотом, хотя вокруг никого не было.

На следующее утро Абыкаев сразу улетел в Амстердам, где его дожидался Утембаев. Из Амстердама оба тут же отбыли в Алма — Ату. Провожал их наш посол в Бенелюксе Константин Жигалов. Он позвонил Назарбаеву, доложился, что все ОК. Президент сразу потребовал соединить его с Шабдарбаевым. Разговор с начальником охраны был короткий — мы все, кто находились рядом в холле, могли его слышать: «Сам встреть Нуртая, лично. Там важное дело, он расскажет. Не по телефону, всё».

На следующий день Назарбаев сам засобирался. Это было утро пятницы, 11 февраля. Мы кортежем поехали в аэропорт, откуда тесть улетел на своем «Boeing» в город Маракеш (Марокко) по приглашению арабских шейхов (ровно через неделю он переместился в Дубай). Перед вылетом прямо у трапа Назарбаев вдруг начал расспрашивать, когда я собираюсь в Казахстан. Дескать, хватит отдыхать, нужно работать. Я сослался на то, что меня ждет в Италии Дарига с дочкой, и что я задолго предупреждал министра Токаева, что возьму недельный отпуск.

Это была правда, хотя дело было не только в отпуске. Любой человек, хоть сколь–нибудь посвященный в отечественную политику, знает — если президент улетел за границу или в другой город, что–нибудь произойдет. Либо парламент распустят, либо кого–то арестуют. В день, когда был застрелен Заманбек Нуркадилов, тестя тоже не было в стране. Потом он прилетает и начинает разбираться — дескать, что это вы здесь без меня натворили. Даже если это чистые совпадения, их частота заставляет поверить в назарбаевские приметы.

Но особенно настораживающим был именно скоропалительный визит Абыкаева. Важное дело, в которое не мог быть посвящен никто из нас? Дело, которое можно доверить только куратору спецслужб Абыкаеву и личному охраннику Шабдарбаеву. Я не имел никакого представления, что это могло быть, и пытался отогнать тревожные мысли.

В воскресенье, 13‑го февраля, я был уже в Италии. Вечером мы с Даригой узнали, что пропал Алтынбек Сарсенбаев. Именно в тот день мои пути с Крестным Тестем разошлись бесповоротно.

Я обвиняю.

У меня нет сомнений, что в среду, 9 февраля, на территории отеля–санатория Viva под Клагенфуртом президент Казахстана Нурсултан Назарбаев отдал спикеру сената Нуртаю Абыкаеву распоряжение о приведение в исполнение разработанной операции по устранению лидера оппозиционного движения Алтынбека Сарсенбаева.

Как эта операция готовилась, уже известно. Этот клубок мог бы распутать любой следователь, которому позволили бы профессионально исполнять свои обязанности, не озираясь на главу государства.

Нуртай Абыкаев поручает председателю КНБ генералу Дутбаеву сформировать штурмовую бригаду для ликвидации политика и придумать план дезинформации, то есть прикрытия.

Дутбаев подбирает круг исполнителей из бойцов «Арыстана» и определяет ролевое участие каждого.

Переговоры с исполнителями, оплату их работы и предоставление гарантий безопасности Абыкаев поручает непосредственно своему человеку, руковолителю аппарата сената Ержану Утембаеву.

На роль координатора действий штурмовой группы организаторы выбирают бывшего сотрудника полиции Рустама Ибрагимова. Это решало сразу две задачи. Во–первых, Ибрагимов способен управлять работой группы штурмовиков. Во–вторых, в случае провала операции или утечки информации участие милицейского сотрудника в роли «организатора» призвано было навести прессу и расследователей на ложный след и выгородить руководство КНБ.

Как Ибрагимов попал на радары Дутбаева и Абыкаева? На протяжении нескольких лет он находился в поле зрения оперативных подразделений КНБ — в частности, управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Причина в том, что он являлся одним из лидеров организованной преступной группировки, занимавшейся контрабандой товаров через знаменитый таможенный пост «Хоргос».

Руководителям КНБ была известна связь Ибрагимова с офицером «Арыстана» Абикеновым. В свободное от боевых дежурств время, Абикенов вместе с сослуживцами подрабатывал у криминала, выбивая деньги и объясняя правила поведения бизнесменам, провозившим свои грузы через «Хоргос».

Начальник Департамента КНБ по Алма — Ате генерал Косбасар Нурбеков через своего подчиненного, начальника 5 управления подполковника Булата Мусатаева предупредил майора Абикенова, что следующее задание в начале февраля тот получит напрямую от бывшего полицейского Ибрагимова, и оно является делом государственной важности. И что руководство КНБ будет следить за его выполнением, а участников операции ждет продвижение по службе.

Именно майору Абикенову было поручено подобрать надежную штурмовую группу из сотрудников «Арыстана». В нее вошли в итоге офицеры Едигеев, Еспенбе–тов, Ералиев и Тажиев.

Параллельно сам Ибрагимов договаривается со своим знакомым полицейским Газиевым, что тот берет на себя слежку за Алтынбеком Сарсенбаевым. Для подполковника Газиева это была привычная работа: он служил в подразделениях наружного наблюдения МВД.

Для облегчения работы Газиева и для ускорения операции генерал Дутбаев передает Утембаеву уже известную КНБ информацию: карту типичных перемещений Алтынбека Сарсенбаева, названия и номера его машин, график работы и перечень людей из ближайшего окружения.

Когда подготовительная работа была завершена, Ибрагимов запрашивает о встрече с Утембаевым, на которой докладывает ему об успехах. Тот передает информацию о готовности команды своему боссу Абыкаеву.

Спикер парламента извещает президента о готовности и ждет вызова для окончательных переговоров и получения команды. Назарбаев предпочитает отдать такое распоряжение, находясь за границей. Он вызывает Абыкаева в Клагенфурт и отдает последние распоряжения: в случае, если политик не соглашается на ультиматум и не становится ручным агентом влияния в стане оппозиции, он подлежит расстрелу.

Оперативное прикрытие операции ведут подручный Абыкаева — шеф КНБ Дутбаев и подручный Назарбаева — шеф службы охраны президента Шабдарбаев.

Алтынбек Сарсенбаев казнён профессиональными киллерами из спецподразделения КНБ «Арыстан» 11–13 февраля 2006‑го года.

Я получил от генерала Жомарта Мажренова документы копии аудиофайлов зафиксированных телефонных переговоров высокопоставленных фигурантов дела по убийству А. Сарсенбаева, которые я впервые публикую. Разумеется, в них ничего не говорится в открытую. Закон «не по телефону» действует на верхних этажах власти железно. Но эти разговоры служат прямым доказательством вовлеченности казахской власти в устранение опального политика и заметание следов этого преступления.

Генерал Мажренов поплатился за эти документы своей жизнью. Он знал, что настоящие заказчики убийства находятся на свободе и руководят государством. Он знал, что является свидетелем, с которым мафия обязательно расправится. Поэтому он передал материалы за границу — чтобы они не пропали вместе с ним …

ИНФОРМАЦИОННАЯ СВОДКА СИС КНБ PK

(подлежит возврату, гриф «секретно» экз.1, Ин-р: СИС КНБ. Д 01)

Астана, 12.02.06 г.

23.20 Абыкаев (номер 83007774040) позвонил неустановленному мужчине (НМ-номер 6591397898), выяснил, может ли говорить. На утверждение НМ, Абыкаев сообщил, что обсуждения ничего не дали. При этом он еще и угрожает, в общем всё бесполезно. На что НМ сказал, что он ничего не знает, всё, забудьте эту историю и больше по телефону не звоните ему.

Астана, 24.02.06 г.

10:4 °Cаудабаев (номер — 12026252390 посол Казахстана в США) выяснил у Абыкаева (номер‑83007774040 спикер парламента), что убийство Сарсенбаева — это хорошо спланированная операция, где удар пришелся по слабому месту. Абыкаев надеется на быстрые результаты следствия. Одним из положительных моментов в данной ситуации Саудабаев считает приглашение из Америки представителей ФБР. При этом интересуется у Абыкаева о настроении президента и кто был инициатором приглашения американцев.

20:07 Ертысбаев (номер — 83172241661, министр информации), проинформировав Тажина (номер‑83002150011, заместитель президентской администрации) о заявлении Абыкаева, уточнил, что осветить необходимо лишь первую часть, опустив момент в отношении Утембаева (руководитель аппарата парламента).

20:18 Джаксыбеков (номер — 83002153300 руководи-н'ль президентской администрации) сообщил Абыкаеву (номер — 83007774040), что сегодня «его» допрос произошел в присутствии адвоката. В конце разговора А. уточнил, что мероприятие запланировано на первое марта, после чего будет подготовлено информационное послание (не пояснил). Д. Заверил А., что телеканалу КТК будет дано указание со следующей недели не касаться темы убийства Сарсенбаева.

21:28 Джаксыбеков (номер — 83002153300) сообщил Утемуратову (номер — 83001110025, управляющий делами президента), что на сайте «Навигатор» опубликована ложная информация о гибели от сердечного приступа Утембаева. Утемуратов проинформировал о телефонном разговоре с Абиловым, который интересовался данной информацией. В конце разговора собеседники заговорили о заявлении Абыкаева. Со слов Д., прилетевший в Астану Тасмагамбетов (мэр г. Алма — Аты), предлагал Абыкаеву включить в заявление слова об Утембаеве, как о профессионале. У. полагает, что заявление А. — политически неграмотный шаг. В крайнем случае, ему нужно было предварительно согласовать текст заявления.

Астана, 2 5.02.06 г.

11:21 Джаксыбеков (номер — 23002153300) сообщил Тажину (номер — 83002150011), что прокурор Алматинской области в своем выступлении на телеканале «Хабар» осветил местные события. Тажин пояснил, что прокурору было поручено давать информацию официального характера. Д. полагает, что по телеканалам необходимо транслировать лишь интервью министра МВД Мухамеджанова. Т., возразив, отметил, что выступивший вчера спикер Сената — второе лицо государства.

19:46 Джаксыбеков (номер 83002153300) выяснил, что Абыкаев (номер — 83007774040) находится в Астане. А. — .,)то нужно сделать? Какая разница, я здесь лягу». Д. — «вы чн> решили, что они это самое?» А. — «но остается если в силе, то все, действуем». Д. — «нет, Нуреке, вы что думаете, я сам придумал это, что ли?» А. — «нет, почему. Хорошо». Д. — «поэтому он одобрил интервью». А. — «заявление». Д. — «да, говорит, согласовывали? Я говорю — в принципе, нет, но потом переговорили. Потому что в обед говорили, что надо ему выступить в форме пресс–конференции, но он решил в форме брифинга. Он говорит, ну наверное, это правильно… Надо завтра Нуреке слетать в Алма — Ату. Там этих новостей особо нет. Этого туда увезли, в Алма — Ату. Там скорее всего, этот уйгур наговорил». Д. — да, ну это самое, дадим указание министру. А. — А зачем этих американцев пригласили. Д. — да ладно, Нуреке, не беспокойтесь это для внешнего пользования, а так мы их пускать никуда не будем. В конце разговора Д. выяснил о приезде «Ваке» и «Имашки», которые встречались с президентом по поводу предстоящих завтра событий.

20. 01 Джаксыбеков (83002153300) дал указание Токаеву (номер 83332188888, министр иностранных дел), что 1 марта состоится заседание парламента и прочтение послания президентом, на которое нужно пригласить весь иностранный дипкорпус. Т. уточнил, что в деле проясняется? Заговорив об Утембаеве, собеседники заявили следующее. Д. — Когда эти проблемы кончатся? Т. — наверно, у Утембаева шизофрения на почве алкоголизма? Д. Проинформировал, что завтра друзья–оппозиционеры планируют провести митинг. В ходе беседы Д. отметил, что решение пригласить ФБР было своевременным. В конце разговора собеседники пришли к выводу, что Абыкаев и Утембаев подставили первого, вынудили уйти в отставку Дутбаева, что привело в «трясущееся» состояние весь госаппарат.

Астана, 26.02.06 г.

12:35 Абыкаев (номер — 83007774040) выяснил у Джаксыбекова (номер — 83002153300), что митинг, на котором присутствуют около 900 человек, проходит в Алма — Ате. Д. посоветовал А. не беспокоиться, пообещал, что в СМИ митинг освещаться не будет. По мнению А., основной задачей на данный момент является упредить провокационные моменты. А. решил вылететь вечером в Алма — Ату чартерным рейсом.

12:52 Абыкаев (номер‑83007774040) сообщил Шабдарбаеву (номер‑83001110002 начальник охраны президента), что в 21:00 чартерным рейсом по указанию 01 срочно вылетает вместе с охранниками в Алма — Ату. Ш. предупредил А., что в Алма — Аты к его услугам будут предоставлены сотрудники охраны из отдела визитов.

Ш. — Я передал шефу (президенту Назарбаеву) прошлый разговор.

А: Сказал? Хорошо воспринято?

Ш: Все сказал. Но он так сказал, что тот человек (Утембаев), после его уговоров все взял на себя.

А: Ну это, ладно, самое главное, как закрыть.

Ш: Вы сейчас никому не доверяйте. Нас могут тоже подставить.

А: Нет, кому доверять?

Ш: Ваш Нартай (Дутбаев — председатель КНБ) всё таки немного подвел, потому что система, так сказать, не сработала. Это он виноват.

А: Нет, я ни с кем не говорю.

Ш: Нет, нет, если что–нибудь внутри вылезет, не удивляйтесь, есть вопросы. Все ваши мысли, которые вы призносили, верны.

А: сейчас этих ФБР-цев еще пригласили. Это все Адиль–бек с Рахатом.

Ш: Но я не понял, зачем надо этих американцев приглашать, я так не понял. Нам надо хорошо обдумать, кто теперь будет там.

А: Ну, надо все обдумать, нужен 100 процентов свой.

Ш: А то опять первого подставят.

А: Ладно, об этом не будем говорить по этому телефону.

Ш: Хорошо. Затем, тот парень, который вас защищал, он тоже, там же внутри.

А: Меня защищал?

Ш: Да, со следствия. Он здесь и там.

А: Ладно, ты делай анализ, а я буду у Бекмахана в совминовской …

Ш: Никому не верьте, никого не защищайте.

14:28 Мухамеджанов (номер 83002150005, министр внутренних дел) получил указание от Джаксыбекова (номер 83002153300) провести пресс–конференцию завтра в г. Астана.

18:46 Тусупбеков (номер 83007341944, генеральный прокурор) получил задание от Джаксыбекова (номер‑83002153300), что в соответствии с указанием всех зачинщиков митинга в Алмате необходимо подвергнуть административному наказанию: заключить в СИЗО ДВД минимум на 10 суток, кроме Туякбая — ему штраф.

21:12 Н. Назарбаев (номер 83002111122) сообщил Уте–муратову (номер — 83001110025), что вчера Абилов, выступая по ТНК «31 канал», призывал народ выйти на площадь. Митинг, на котором присутствовало 4 тысячи человек, состоялся сегодня. H. H. подчеркнул, что «31 канал» — единственный телеканал, который предоставил А. час эфирного времени для выступления. С его слов, в настоящий момент все обвиняют Утемуратова в причастности к произошедшему событию.

H. H. — я тебе давно сказал, если ты не можешь управлять, продай мне эти 50 % канала. Я сам буду управлять… Говорим одно, делаем другое, так получается? Слушай, я конкретно даю задачу, отдай мне пакет акций канала. Я тебя прошу. Отдай. Если хочешь, я тебе заплачу. Из–за такой бучи теперь ОРТ показывает, что там происходило.

В конце беседы H. H. пришел к выводу, что У., финансирующий канал на собственные деньги, не может им управлять.

Оригиналы всех приведенных сводок хранятся в КНБ. За их подготовку отвечал генерал Ж. Мажренов, погибший 8 июля 2008 года в следственном изоляторе КНБ г. Астана.

Итоги.

Десять человек, участвовавших в похищении и убийстве Алтынбека Сарсенбаева, Бауыржана Байбосына и Василия Журавлева признаны виновными и приговорены к разным срокам заключения. Объявленный заказчиком Ержан Утембаев получил 20 лет тюрьмы. Объявленный киллером Рустам Ибрагимов — смертную казнь, замененную на пожизненное заключение.

Генерал Дутбаев выведен из–под удара, но вынужден подать в отставку с поста председателя КНБ. Впрочем, далеко Дутбаев не уходит — он возвращается руководителем Академии КНБ, а летом 2007 года президент Назарбаев вновь назначает его своим советником по спецслужбам и правоохранительным органам.

С этого момента начинается восхождение во власть могущественного президентского охранника Шабдарбаева — того самого, который уже посылал охраняемого им Нурсултана Назарбаева на три буквы. Он становится председателем комитета национальной безопасности как раз в го время, когда в стране окончательно начинают демонтироваться гражданские свободы и ликвидируется свобода прессы. Влияние КНБ возрастает многократно и заставляет вспомнить времена его предшественника КГБ, наводившего ужас на каждого советского гражданина.

Теперь Шабдарбаев охраняет как президента (он оставил за собой полный контроль над его службой безопасности), так и всех граждан страны. Причем охранник из него все больше получается тюремный. Любой, кому приходилось ходить с телохранителем, знает, что в итоге твои же защитники становятся твоими начальниками и начинают ограничивать твою же свободу. Они начинают решать, что можно делать, а что нельзя, куда можно идти, а куда нельзя.

А уж тем более зависим от них президент, который боится всего — людей, еды, информации. Все его блюда тестирует «грибной человек», от народа он защищен форпостом дворцом «Ак — Орда», единственный источник информации — девятичасовые новости телеканала «Хабар», и плюс к ним сводки КНБ. Что в эти сводки попадет, тщательно отбирается специально натренированной командой. В них не должно быть ничего, что может расстроить Крестного Тестя, кроме информации, компрометирующей врагов Шабдарбаева. Ключ от этой золотой клетки, в которую добровольно заключил себя президент, находится в надежных руках личного охранника генерала Шабдарбаева.

Дни независимой прессы после убийства Алтынбека Сарсенбаева оказываются сочтены. Нурсултан Назарбаев увидел, какую угрозу представляют собой информационные агентства, газеты и телеканалы, не взятые под его личный контроль.

В разгар расследования, которое без цензуры освещают агентство Kazakhstan Today, газета «Караван» и телеканал КТК, я получаю первое предупреждение от Крестного Тестя — отдать ему все эти медиа–активы. Я отвечаю отказом, но мы оба понимаем, что теперь это только вопрос времени. Время истекло в мае 2007‑го года.

Дни независимой оппозиции все дальше уходят в прошлое. Со смертью Алтынбека Сарсенбаева в стране наступает долгая холодная политическая зима.

Документы из дела оперативного документирования «Сарсен» И) Департамента и 1 Центра СИС КНБ Казахстана переданные мне генералом Жомартом Мажреновым (1)

Совершенно секретно

Экз.№

СПРАВКА

в отношении объекта «Сарсен»

Политическая деятельность объекта

«Сарсен» (Сарсенбаев Алтынбек) — сопредседатель партии «Настоящий «Ак Жол», член президиума движения «За справедливый Казахстан» (ЗСК).

Являясь одним из лидеров вышеназванных политических объединений, «Сарсен» проводит активную деятельность по претворению в жизнь декларируемых задач парти: через принятие новой Конституции PK усиление полномочий Парламента, и вплоть до перехода от президентской формы правления к президентско–нарламентской, усиление контроля за правительством, за реализацией госпрограмм и расходованием (бюджстных средств и т. д. При этом скрытыми задачами партии являются передел ниш и собственности в своих интересах, получение реальных рычагов управления страной посредством участия в президентских выборах.

Формами деятельности партии «Настоящий «Ак жол» и ЗСК являются политическая пропаганда собственных идей и критика государственного курса; проведение пресс–конференций и Круглых столов, публикация обращений и пресс–релизов, проведение других акций.

В этой связи достаточно активна деятельность «Сарсена» в плане сотрудничества с представителями казахстанских и российских СМИ. Во время поездок по республике и за рубежом, в своих публикациях и интервью объект заявляет о причастности высшего руководства страны, в т. ч. главы государства, ко многим международным скандалам, связанным с коррупцией, подвергает резкой критике закон о политических партиях и изменения избирательного законодательства.

Как известно, с 1993 года «Сарсен» в течение восьми лег занимал пост министра печати и средств массовой информации, в 2001 секретаря Совета безопасности при

Президенте PK, в 2002 чрезвычайного и полномочного посла PK в РФ.

Впервые как серьезная политическая фигура «Сарсен» заявил о себе еще в 2001, когда еще находясь на должности секретаря Совбеза, публично выразил поддержку создателям ДВК. А в конце 2003 «Сарсен» добровольно оставил должность посла PK в РФ для того, чтобы заняться политической деятельностью, позже вступил в партию «Ак жол» и стал одним из ее сопредседателей.

В июле 2004 «Сарсен» назначается министром информации, в сентябре — подает в отставку, в апреле 2005 становится сопредседателем ДНК «Настоящий Ак жол».

Имеющиеся материалы свидетельствуют о неоднозначном характере «Сарсена» как политика — лидера политической партии, которая за непродолжительный срок претерпела ряд изменений в составе, названии и т. д.

Так, в период создания движения ДВК в ноябре 2001 «Сарсен» был в курсе событий и поддерживал идею создания движения, однако на момент официального объявления о его создании заявлений о вступлении или открытой поддержки с его стороны не последовало. Тем не менее, сразу после официального объявления о создании движения «Сарсен» дал развернутое интервью в плане оказания поддержки учредителям ДВК, которое по указанию М. Аблязова было опубликовано в газете «Республика» и неоднократно транслировалось по телеканалу «Тан». Позднее через свои связи в среде руководителей СМИ «Сарсен» прилагал определенные усилия для того, чтобы остановить публикацию негативных материалов в адрес лиц, заявивших о своем членстве в ДВК. В разговоре с президентом Национальной ассоциации телерадиовещателей Казахстана А. Байтасовым (ТРК «31 канал») «Сарсен» высказал пожелание об инициировании со стороны журналистов обращения о недопустимости преследования граждан за их политические убеждения, подразумевая при этом А. Байменова и О. Жандосова.

Отдельные материалы переписки М. Аблязова и А. Кажегельдина указывают на то, что «Сарсен» входил в близкий круг доверенных лиц инициаторов создания ДВК, с самого начала имел полную информацию о назревающей ситуации. По утверждению Аблязова, задолго до официального объявления о создании ДВК были достигнуты определенные договоренности с «Сарсеном» и М. Тажиным, в рамках которых «Сарсен» оказал Аблязову содействие в приобретении ТВ-частот в регионах, что впоследствии позволило на первых порах организовать освещение деятельности ДВК практически по всей республике. По утверждению Аблязова, благодаря вмешательству «Сарсена» и М. Тажина, он был освобожден после задержания в аэропорту г. Алматы в сентябре 2001.

Занимая должность посла PK в РФ в 2002–2003 «Сарсен» продолжил активное сотрудничество с А. Байменовым, О. Жандосовым и Б. Абиловым, которые в начале 2004 официально объявили о своем выходе из состава ДВК и учредили ДНК «Ак жол». В этот период отмечены неоднократные встречи «Сарсена» с Жандосовым, во время поездок последнего в г. Москву, в ходе которых возможно обговаривались основные аспекты деятельности партии «Ак жол». «Сарсен» оказал поддержку Б. Абилову, выдвинувшему свою кандидатуру на довыборах в Мажилис Парламента Казахстана 28 декабря 2002, организовав через свои каналы поиск информации компрометирующего характера в отношении его оппонента.

В период деятельности в партии «Ак жол» совместно с А. Саримовым и другими однопартийцами «Сарсен» принимал участие в подготовке многочисленных интервью, заявлений и обращений для публикации на страницах печатных и электронных СМИ. На начальном этапе пребывания «Сарсена» в партии характер отдельных высказываний «Сарсена» в СМИ о необходимости углубления политических реформ в стране свидетельствовали о том, что в большей степени он подвергает критике не самого Президента PK, а его близкое окружение, в частности Н. Абыкаева и Д. Ахметова, Однако последующие материалы «Сарсена» в отношении общественно–политической ситуации в республике (проводимая первыми руководителями страны политика, имеющееся законодательство, выборный процесс и т. п. вопросы) стали приобретать более критический характер.

Решение «Сарсена» вступить в ДПК «Ак жол», очевидно, носит не спонтанный характер, а явилось обдуманным и взвешенным шагом. Еще в январе 2002 он признавался Б. Утемуратову, что информировал Президента PK о поступившем предложении вступить в «Ак жол» и получил принципиальное согласие на данный шаг.

В партию «Ак жол» «Сарсен» вошел в ноябре 2003 на III съезде партии, на котором четко и ясно изложил свою позицию, основными моментами которой были обозначены следующие: активизация политических реформ, создание среднего класса, признание смешанной экономики, введение нового Закона «О выборах» и т. п. Согласно распределению обязанностей среди сопредседателей ДПК «Ак жол» «Сарсен» взял на себя ответственность за информационно–аналитическое обеспечение деятельности партии. В этот период отмечена информация о намерении объекта создать в г. Алматы некую информационно–аналитическую структуру, которую должен был возглавить А. Саримов.

Примерно в этот период отмечены критические замечания «Сарсена» в адрес новой партии «Асар», лидером которой стала Д. Назарбаева. Объект считает партию «Асар» конъюнктурным пиар–проектом, для реализации которого мобилизованы все национальные телеканалы медиа–холдинга Д. Назарбаевой, все его кадровые и интеллектуальные возможности.

Предложение главы государства возглавить министерство информации в предвыборный период «Сарсен» принял, выступил с заявлением о том, что рассматривает это назначение «как реальную возможность для начала конструктивных и тимоотношений между властью и всеми политическими силами страны во благо нашего государства и его граждан» (июль 2004).

На IV съезде партии «Ак жол» 31 июля 2004 «Сарсен» был утвержден под № 2 в партийном списке лиц (кандидатов) для избрания в депутаты Мажилиса Парламента PK по территории единого общенационального избирательного округа. Также на съезде «Сарсен» предложил делегатам съезда принять два обращения к главе государства: с просьбой проявить акт гуманизма в виде помилования и освобождения Г. Жакиянова, с просьбой обеспечить объективное и справедливое рассмотрение судебного дела в отношении одного из сопредседателей партии Булата Абилова.

По итогам парламентских выборов в сентябре 2004 партия «Ак жол» заявила, что выборы депутатов Мажилиса Парламента PK прошли с грубейшими нарушениями Конституции и законодательства о выборах, являются несвободными и несправедливыми. «Сарсен» в знак протеста подал в отставку.

В сентябре–окгябре «Сарсен» в одной из своих статей опять подверг критике Д. Назарбаеву, заявив о наличии пяти телеканалов, на содержание которых ежегодно из бюджетных средств выделяется 5 млрд. тенге и т. п. В итоге на него со стороны Агентства «Хабар» был подан иск с требованием о публичном опровержении «Сарсеном» сведений, порочащих деловую репутацию Агентства, а также о взыскании с него компенсации за нанесенный моральный вред в размере 1 млрд. тенге. Несмотря на это, в своих интервью «Сарсен» продолжает развивать эту тему.

«Сарсен» принял участие в работе международной конференции «Демократия в Евразии» (Лондон, 12 ноября 2004), в которой также приняли участие Б. Абилов, О. Жандосов, А. Кажегельдин, Р. Нугманов, Н. Масанов, А. Кожахметов (ДВК), Т. Тохтасынов, С. Абдильдин (КПК), а также посол PK в Великобритании Е. Идрисов. Организатором конференции выступил Рашид Нугманов, генеральный директор inteational Freedom Network. Отмечены данные, что А. Кажегельдин обсуждал с Е. Бапи поездку в Лондон «Сарсена», Жандосова и Б. Абилова (информация от 6.11.2004). Отдельные материалы указывают, что представители партии «Ак жол» выезжали в Лондон по приглашению других лиц, у них был отдельный график встреч.

В докладе для конференции «Сарсен» и его помощник А. Саримов планировали осветить несколько тем, среди которых: необходимость политических реформ, реальное противоречие реформаторов с властью в 2001 г.; начало репрессий против Жакиянова и Аблязова; регрессивный для Казахстана период с 2001 г., переход от авторитаризма к тоталитаризму.

Материалы в отношении раскола в партии «Ак жол», начавшегося с конференции партии в феврале 2005, на которой «Сарсену» должны были выразить недоверие, свидетельствуют, что «Сарсен» тяжело переживал данную ситуацию. Накануне пресс–конференции по итогам партийного форума, «Сарсен» попросил И. Мельцера задать ряд вопросов в отношении дальнейших планов Байменова без «Сарсена» и других сопредседателей и т. п. Следует отметить, что в этот период «Сарсена» поддержал А. Кажегельдин, призвав не переживать и заниматься новой организацией, нюансы которой они обсуждали ранее.

Весной 2005 «Сарсен» активно занимается политической деятельностью, 13 марта проводит ответную общереспубликанскую партийную конференцию, на которой принимается обращение участников конференции о поддержке инициативы группы граждан о создании общенародного предвыборного движения «За справедливый Казахстан», а также о выражении доверия сопредседателю партии «Сарсену». 30 марта — дает интервью «Эхо Москвы», 29 мая — «Central Asia Monitor». В апреле инициативная группа по созданию ДПК «Настоящий «Ак жол» выступила с заявлением о создании новой партии «Настоящий «Ак жол».

В настоящее время «Сарсен» в рамках «ЗСК» активно общается с Ж. Туякбаем, который выезжает в регионы, в частности сопровождал его в поездке в Чилик Алматинской области, продолжает публикацию статей в газетах «Время», «Жас Алаш» и др.

Устойчивые связи и характер контактов

Круг связей «Сарсена» среди представителей казахстанских государственных структур, политизированных структур и СМИ, сотрудников МНПО и дипломатических представительств, аккредитованных в PK, условно можно распределить на следующие группы:

1) представители казахстанских государственных и политизированных структур

Отдельные материалы указывают на доверительный характер отношений «Сарсена» с Б. Утемуратовым. Так, в конце 2001 — начале 2002 отмечены телефонные переговоры, в которых Утемуратов информировал «Сарсена» о принятии решения о назначении «Сарсена» послом в РФ, отмечая при этом по–прежнему доброжелательное отношение главы государства к объекту. Утемуратов также оказывал поддержку деятельности ДПК «Ак жол», выполняя при этом роль связующего звена между высшим руководством страны и лидерами «Ак жол», корректируя при необходимости те или иные политические шаги партии. Так в ответ на передачу «Общественное мнение» в отношении принадлежности предприятий Балхашского региона, Утемуратов выразил крайнее недовольство, отметив о нарушении данной передачей негласных правил. В этой связи «Сарсен» заверил, что подобное в дальнейшем не повторится, а Абилов скорее всего, передаст полномочия ведущего программы Асылбеку Абдуллову. В апреле 2005 «Сарсен» выходил на Утемуратова, кратко изложив вопрос одного судебного процесса, в ультимативной форме призвал принять соответствующее решение, чтобы не довести дело до «запасного варианта».

В близкий круг дружеских связей «Сарсена» этого периода входили Байменов, Аблязов и Жандосов, с последним у объекта сложились наиболее доверительные отношения (неоднократные встречи «Сарсена» и Жандосова, в т. ч. в неформальной обстановке, в период нахождения объекта на должности посла PK в РФ). Возможно, дружеские отношения между ними возникли во время их учебы в МГУ РФ на параллельных курсах в середине 80‑х годов. «Сарсен» поддерживает тесные и довольно доверительные отношения с Жандосовым и в настоящее время.

В отношении дружеских связей «Сарсена» с Байменовым отдельные материалы также указывают на их продолжительный характер. Согласно утверждениям отдельных авторов материалов Интернет сайтов, успешной карьерой в высших органах власти Байменов обязан «Сарсену», оказавшему ему поддержку в начале 90‑х годов, выдвинув его кандидатуру на назначение в высшие органы власти. Однако сразу после проведения съезда партии в начале 2004 между двумя сопредседателями возникли некоторые разногласия, причиной которых могли явиться разные точки зрения на дальнейшую стратегию партию. Также свою роль в возникновении непонимания между ними, возможно, сыграли третьи лица, в числе которых и Н. Суханбердин. При этом отмечена готовность «Сарсена» отойти от политической деятельности в партии «Ак жол», если это может стать причиной ухудшения отношений с Байменовым. Как отмечалось ранее, «Сарсен» тяжело переживал в морально–этическом плане ситуацию, сложившуюся на конференции партии в феврале 2005. По его утверждению, Байменов, которого он поддерживал во время его госслужбы и для поддержки которого он Перешел в «Ак жол», оказался предателем. В настоящее время отношения не iu удерживаются.

На начальном этапе совместной работы в партии «Сарсен» не считал Абилова серьезным политиком, предполагая, что тот отойдет от активной политической деятельности, если получит более выгодное предложение. Дальнейшая совместная деятельность несколько изменила отношение «Сарсена», который в силу своих прямых обязанностей и возможностей оказывал всяческую поддержку Абилову.

Отмечены единичные контакты «Сарсена» с Кажегельдиным, хотя косвенные данные указывают на их тесное сотрудничество по партийной линии. По всей иидимости, Кажегельдин делает большие ставки на Ж. Туякбая и «Сарсена».

Также отмечены редкие контакты с Жакияновыми: в марте 2005 «Сарсен» поздравил Г. Жакиянова с праздником Наурыз, обменялся информацией по событиям в Кыргызстане. К. Жакиянова связывалась с «Сарсеном», информировала о положении дел супруга, обращалась к объекту с просьбой о встрече.

Неоднозначные отношения у «Сарсена» сложились с З. Нуркадиловым, который в силу своего неуравновешенного характера позволил выпады в адрес «Сарсена», в связи с чем объект пригрозил отомстить обидчику, если тот публично не попросит прощения. После уговоров со стороны своего окружения Нуркадилов пошел на компромисс, что было незамедлительно отмечено «Сарсеном», который поблагодарил его за поступок.

представители зарубежных официальных кругов, МНПО:

29 октября 2004 — пресс–конференция Госсекретаря США, на которой присутствовали «Сарсен», Абилов, Жандосов. По утверждению журналистки, аккредитованной «Казахстан Тудэй», диалог получился протокольным, т. е. «все прошло политически корректно, в лучших традициях дипломатии». Тем не менее, после встречи Госсекретарь заявил, что они его «достаточно сильно подзарядили», высказал мнение, что они преданны демократическим принципам и Казахстану, выразил надежду на будущую встречу с ними.

29 апреля 2005 — в офисе движения «ЗСК» прошла встреча делегации Национального комитета по американской внешней политике из Вашингтона с Ж. Туякбаем, А. Косановым, О. Жандосовым и «Сарсеном».

31 мая 2005 — в офис Европарламента для обсуждения политических вопросов приглашены «Сарсен», А. Косанов, Ж. Туякбай, А. Кожахметов, С. Абдильдин, I. Гохтасынов, Б. Абилов, О. Жандосов и З. Нуркадилов.

2 июня 2005 — по итогам встречи с «Сарсеном», Жандосовым и Абиловым Д. Стюарт (исполнительный директор ИРИ) негативно отозвалась о поведении Жандосова в частности и об их стратегии в целом, о чем намеревалась рассказать Д. Ьайменову.

ЧСМИ:

Как отмечалось выше, «Сарсен» активно дает интервью казахстанским и зарубежным СМИ, и совместно с Саримовым, иногда с П. Своиком и В. Козловым координирует публикацию материалов (пресс–релизы пресс–службы «Ак жол», свои Статьи и интервью, тезисы выступлений Абилова и др.) на страницах печатных и электронных СМИ. Многие материалы печатаются в газетах «Свз» и «Жас Алаш», а также на сайте «Навигатор».

На начальном этапе политической деятельности отмечены Ю. Мизинов (редактор Интернет–сайта «Навигатор») и Н. Аблязов (ранее шеф–редактор газеты «Время По»). При этом в отношении Мизинова прямых контактов с «Сарсеном» не зафиксировано, только косвенные — помещенные в Интернет–газете «Навигатор» интервью «Сарсена». Также отмечено утверждение корреспондентки А. Омаровой в разговоре с Саримовым, что по неофициальной новости Интернет–газета Навигатор переходит в собственность «Сарсена». В настоящее время «Сарсен» поддерживает контакты с А. Омаровой, которая считает его «самым умным среди всех интриганом».

Из числа выявленных устойчивых связей объекта также можно отметить И. Мельцера, газета которого на протяжении последних лет является негласным рупором партии «Ак жол». «Сарсен» неоднократно встречался с Мельцером, в т. ч. и в неформальной обстановке.

Отмечены контакты «Сарсена» с Г. Ергалиевой и Ш. Курабаем в отношении подготовки тех или иных материалов, а также с корреспондентами Радио «Азаттык».

Личностные и психологические характеристики объекта

«Сарсен» родился 12 сентября 1962 в с. Кайнар Нарынкольского района Алматинской области.

Речь «Сарсена» уравновешенная, спокойная. В совершенстве владеет казахским и русским языками.

Женат, супруга — Салтанат, не посвящает ее в свои планы.

Имеет сына и дочь. Планирует обучение дочери в Великобритании.

«Сарсен» не склонен к спонтанным поступкам, тщательно просчитывает свои действия.

Высокомерен, тщеславен. Обидчив и мстителен.

Мнения о «Сарсене»

По мнению отдельных представителей радикально настроенных политизированных структур, вступление «Сарсена» в ряды ДПК «Ак жол» стало хорошо спланированным шагом официальных властей, направленным на вытеснение т. н. «настоящей оппозиции» в лице РНПК и ДВК. Так, по мнению Б. Габдуллина, значительна выросшая в политическом плане партия «Ак жол» с вступлением в нее «Сарсена» приобрела еще больший вес и стала современной партией буржуазного толка, имеющей реальные шансы победить в парламентских выборах 2004 года. В этой связи, признавая проигрышную ситуацию, в которую попала РНПК, Габдуллин заявлял о своей готовности сотрудничать с «Ак жол» с тем, чтобы вернуться в Казахстан и принять участие в выборах.

По данным Социологической службы Национального рейтингового агентства «KAZRATTNG», рейтинг общественных деятелей Казахстана в апреле 2005 показал «Сарсена» вторым потенциальным кандидатом после Ж. Туякбая на президентский пост.

Отношение к органам национальной безопасности

Объект и его связи подозревают о прослушивании их телефонных переговоров и перехвате электронной почты. В частности, отмечены применение «Сарсеном» и его связями разного рода условностей, недомолвок. Многие моменты «Сарсен» предпочитает обсуждать при личных встречах, им допускаются ироничные замечания в адрес спецслужб, проводящих данные действия.

1 Центр СИС КНБ PK Инициатор — 10 департамент КНБ PK

НагызАкЖол

1. «Сарсен» (А. Сарсенбаев) — 3004288377, 3004116514, 3332228809, 0951392956, 0954145641

2. «Бурагоз» (Б. Абилов) — 3001111122, 3007775200, 3007546515

3. «Удод» (О. Жандосов) — 3001110005

связи

«Временщик» (И. Мелыдер) — 3332152631

А к Жол

\. «Байали» (А. Байменов) — 3007112378

Контроль связей Дутбаева и Утембаева проводился по IMEI. Это международный идентификатор мобильного оборудования, число (обычно 15 разрядное в десятичном представлении), уникальное для каждого GSM и UMTS мобильного телефона. Играет роль серийного номера аппарата. Передается в эфир при авторизации в сети. IMEI используется для отслеживания аппаратов и для блокирования краденых телефонов на уровне оператора сотовой связи.

Установлены следующие контакты:

Утембаев IMEI‑3362006429550

Лист 2

05.01.2006 13:37 7774040 117 (Абыкаев)

05.01.2006 17:33 83272990972 103 (Дутбаев раб.)

Incoming 353362006429550

Outgoing 353362006429550

Лист 4

«Спас» (Нуркадилов З. К.) — 607777 «Боря» (С. Алибаев) — 3332168813

07.01.2006 10:57 3007774040 07.01.2006 11:30 7177100 07.01.2006 11:59 3007774040 07.01.2006 13:17 7177100 07.01.2006 15:56 1117300 07.01.2006 15:58 1117300

351 (Абыкаев) 178 (Дутбаев) 132 (Абыкаев) 144 (Дутбаев) 54 (Нурбеков) 34 (Нурбеков)

Incoming Incoming Incoming Outgoing Outgoing Outgoing

353362006429550 353362006429550 353362006429550 353362006429550 353362006429550 353362006429550

Лист 10

САРСЕН‑2_А 73007239662 Поставлен на контроль с 05/11/2005

САРСЕН‑2 73007239662 Поставлен на контроль с 05/11 /2005

15.01.2006 1:32 15.01.2006 1:37 15.01.2006 10:22 15.01.2006 11:59

3007774040 7774040 7177100 1117300

180 (Абыкаев) 154 (Абыкаев) 134 (Дутбаев) 263 (Нурбеков)

Incoming Outgoing Outgoing Outgoing

353362006429550 353362006429550 353362006429550 353362006429550

Лист 19

1 ЦЕНТР СИС КНБ PK

26 01.2006 10:09 3007774040 26.01.2006 12:20 83272990972 26.01.2006 15:08 3007177100

130 (Абыкаев) 459 (Дутбаев, раб.) 577 (Нурбеков)

Incoming Outgoing Outgoing

353362006429550 353362006429550 353362006429550

Лист 22

30.01.2006 13:48 30.01.2006 14:21 30.01.2006 14:46 30.01.2006 14:49 30 01.2006 15:12 30.01.2006 15:13

3007774040 3007177100 3001117300 3001117300 3001117300 3001117300

131 (Абыкаев)

222 (Дутбаев)

8

3

15

637 (Нурбеков)

Incoming Outgoing Outgoing Outgoing Outgoing Outgoing

353362006429550 353362006429550 353362006429550 353362006429550 353362006429550 353362006429550

Дутбаев IMEI‑354327007543920 Лист 8

01.07.2006 11:30 | Утембаев 73332113703 j ~ 178[Outqoinq~

01.07.2006 12:50 Абыкаев 3007774040 84 Incoming 354327007543

01.07.2006 13:17 Утембаев 73332113703 144 Incominq 354327007543

01.07.2006 13:28 Нурбеков 3001117300 120 Incominq 354327007543

Лист 17

15.01.2006 10:22:24 Утембаев 73332113703 134 Incoming 354327007543:

15.01.2006 10:32:41 Нурбеков 1117300 4 Outqoinq 354327007543:

15.01.200610:33:25 Нурбеков 3001117300 23 Incoming

15.01.2006 10:33:51 Нурбеков 1117300 69 Outqoinq 354327007543!

15.01.2006 10:37:16 Нурбеков 1117300 17 Outqoinq 354327007543!

Лист 32

30.01.2006 14:21:41 Утембаев 73332113703 222 Incoming 354327007542

31.01.200613:36:34 Нурбеков 1117300 28 Outgoing 354327007543

Лист 35

С февраля в оригиналах биллинга переставлены число и месяц.

I 02.03.2006 14:44J Мажеренов 7221890J ~~170|Outgoing [354327007543

Лист 40

02.10.2006 9:07 Утембаев 73332113703 117 Incoming 354327007543$

02.10.2006 18:13 Нурбеков 1117300 522 Outgoing

После этого разговора с Нурбековым биллинг уничтожен до марта 2006 года.

Детализация вызовов. За период с 01.01.2006 по 19.04.2006. MEt 354327007543920.

(Ю)

Ol)

Детализация вызовов. За период с 01.01,2006 по 19.04.200v. IMEI 354327007543920.

Похожие материалы (по тегу)

Казахстанский миллиардер Кенес Ракишев запускает секс-криптовалюту

КазМунайДиаз – правда о Диасе Сулейменове, грабителе от Назарбаева

Американцы отобрали у Дариги Назарбаевой три миллиарда долларов

Последнее от

Максим Покотилюк: «У “Оболоні-Бровар” є власна ігрова філософія» (Відео)

Официально: Антон Шиндер покинул «Олимпик»

«ПриватБанк» и MasterCard добавили функцию смены дизайна карт в Apple Pay и Google Pay